Любаша (starayavredina) wrote,
Любаша
starayavredina

Categories:

БЕЗУМНЫЙ ДЕНЬ, ИЛИ «РУКА МОСКВЫ!»

Створки ворот медленно разъезжались в стороны. Автобус уже выезжал со студии. Вдруг, прямо под колёса метнулся Мишка, дико размахивая руками и вопя дурным голосом:

- Стой!!! Ребята, съёмка срывается! Выручайте!!!

Водитель резко затормозил. Режиссёр, посмотрел на меня, перевёл взгляд на нашего второго режиссёра и спросил её:

- Ну что, Людочка, надо бы выручить коллег. Справитесь сегодня на площадке без Любы?

- Конечно – заверила мой второй режиссёр и я молча пошла на выход.


А теперь объяснюсь:
Мишка – режиссёр Михаил Ведышев. Единственный из режиссёров к которому я обращалась на «ты» и по имени. Причина тому была проста. К моменту описываемых событий, мы были знакомы уже много лет. Когда-то мой однокурсник Валера привёл в нашу компанию худенького высокого парнишку и гордо выдал ему рекомендацию:

- Это - Мишка. Он тоже пензюк! (Валера был родом из Пензы).

В тот год пензюк Мишка, закончил театральное училище по специальности театральный художник и приехал поступать во ВГИК на режиссёрское отделение. Пролетел. Работал в Москве дворником и посещал ВГИК вольнослушателем. На следующий год поступил в мастерскую Марлена Хуциева и благополучно окончил курс. Снял замечательную дипломную короткометражку и ему выделили дополнительные фонды, чтобы он из этой картины сделал полнометражную. Из нашей компании Мишка не выпадал все эти годы. Поэтому, как я не пыталась на студии, при посторонних, обозвать его Михал Василичем, меня неизменно заклинивало, к его ехидному удовольствию...

А сегодняшний крик его режиссёрской души объяснялся просто – дорогущая и сложнейшая съёмка была под угрозой срыва.

Для справки, тем кто помнит цены 80-х годов, срыв съёмочной смены (обычной) обходился бюджету картины примерно в 10 тысяч рублей. Съёмка же комбинированная, на натуре – стоило много дороже. Теперь понятна причина истерики режиссёра?

Ну и самый животрепещущий вопрос: при чём здесь Я?

Объясняю. Действие картины происходило в Латинской Америке. Латинскую Америку нашли в Ялте, а латиноамериканцев за редким исключением (Сошальского, Плотникова и Максачёва) на Грузия-фильме. Одним из главных героев был ярчайший грузинский актёр Элгуджа Бурдули.

Если вы видели фильм Ираклия Квирикадзе «Пловец», то наверняка помните этого обаятельного гиганта. Ну, а из более поздних работ вам могла запомниться его роль барона Пампы в последней (к сожалению, не очень удачной) экранизации романа Стругацких «Трудно быть богом».

Жену Гуджы в картине играла грузинская актриса Ия Нинидзе. Прекрасная пара. Дикий на вид, массивный, волосатый великан Гуджа и хрупкая, тоненькая красавица Ия. Всё обещало быть ... Но в последний момент Миша решил что с экстримом недобор. Надо бы усугубить. Поразмыслив, он ввёл в сюжет картины сны героя.

Начались досъёмки. Как водится: лето – в ноябре. Ноябрь в Ялте выдался на редкость холодный, с пронизывающим сырым ветром.

Сон Миша придумал живописный. Герой лежит в роскошной огромной кровати, на лоне природы, а точнее на высоком зелёном холме, рядом юная красавица жена, сладко спит. Оба обнажены, насколько позволяла строгая советская цензура ( у Гуджи – мощный волосатый торс, у Ии – плечико и невинная часть груди). Герой обнимает спящую жену, в это время автоматная очередь прошивает одеяло, которым она укрыта. На фоне зелени, солнышка и голубого неба радостно брызжут фонтанчики крови, после чего кровать вместе с супругами немедленно срывается в глубокую пропасть. Вот такой сон.

Не мог Миша учесть заранее только одного обстоятельства: Ия Нинидзе, недавно вышедшая замуж за актёра Сергея Максачёва, оказалось к моменту съёмок немного беременной, где-то месяце на пятом. О том, чтобы сниматься раздетой, на ветру, в падающей кровати не могло быть и речи. Стали искать дублёршу. Миша обратился ко мне и попросил выручить и сняться в этом эпизоде вместо Ии. Я в то время работала на другой картине и у меня самой съёмки были достаточно сложные. Я посоветовала ему заставить своих ассистентов поработать и найти дублёршу (не такая уж это проблема), а меня иметь ввиду на самый крайний случай.

Дублёршу нашли. Девочка была даже немного похожа на Ию. Проблема заключалась в одном: девочка оказалась молоденькой и стеснительной, а ассистенты «забыли» предупредить, что сниматься придётся с частично обнажённой грудью. В общем, уговаривали её долго. Убеждали, что всё равно лица её никто не увидит, только грудь (бедняжке, конечно, хотелось бы наоборот). Совместными усилиями удалось девочку уговорить, и даже усадить на грим.

Дублёрше уже заканчивали делать Иину причёску, когда в гримёрную зашёл великан Бурдули. Он был в гриме и костюме, то-есть «по-латиноамерикански» небритый и нечёсанный, в потёртой кожаной куртке, грязных джинсах, заправленных в пыльные кирзовые сапоги... Всё, как положено по роли, но девочка этого не знала и растерянно взирала на огромное небритое чудовище. А Гуджа усмехнувшись невинно пошутил: объявил своим хриплым, низким голосом, что пришёл с новой женой познакомиться. В ответ, наполовину загримированная девочка, сорвалась с места и, забыв в гримёрке свою сумочку, позорно сбежала.

Вот тут-то Мишка и бросился под колёса нашего автобуса, чтобы успеть выдернуть меня на свою съёмку. Всё было честно, он старался найти кого-то, я обещала подстраховать. Деваться было некуда, сработала коллегиальная взаимовыручка.

Меня быстро переодели, загримировали и я сказала Мише, что через полчаса буду готова. Полчаса же мне понадобилось вот для чего: во-первых я пошла в бутафорский цех и упросила начальника отпустить со мной на съёмки Марию, мою подругу-художницу. Начальник было заартачился, но я сказала, что мне нужна моральная поддержка, так как сниматься придётся обнажённой. Тогда начальник притащил свой фотоаппарат, вручил его Марии и сказал, что отпускает её с условием, что она привезёт снимки (как вы понимаете отнюдь не пейзажа).
Во-вторых... Пару слов о Гудже Бурдули. Я уже давно была с ним знакома. История этого знакомства заслуживает отдельного рассказа. Здесь скажу только одно: Гуджа, при всей своей огромности и живописной кровожадной внешности, был милейшим, добрейшим, глубоко порядочным человеком и обладал простодушием ребёнка.

Я сообщила Гудже, что буду в этом кадре его партнёршей и что с нами едет на съёмку Маша. А так как мы все были из одной тёплой компании, то немедленно решили это дело отметить. Что и сделали. А кроме того Гуджа запасся ещё парой-тройкой бутылок на съёмку. Помните? Лето в ноябре. Холодина. В таких случаях администрация обязана, конечно, выставлять... Но ждать милостей от администрации ещё более безнадёжное дело, чем от природы. У меня бывали случаи, когда после съёмок в снегу и метели, я требовала, чтобы актёру немедленно налили, иначе он заболеет, а администратор, дыша на меня свежим перегаром, объяснял, что никак не смог достать спиртного и предлагал чай с малиной... Ну, а Гуджа - настоящий породистый грузин, вобще не понимал, как это ОН будет от кого-то зависеть, ждать что администрация ему выставит?.. Да это просто оскорбительно! Короче, первую бутылку водки мы начали пить прямо во дворе студии. Гуджа, я и Маша. Закусили лавашем и поехали на съёмку.

И началось... Какая-то сумасшедшая гора над трассой Ялта-Севастополь. Жёлтые остатки травы накануне покрасили зелёной краской. На открытом всем ветрам пространстве была установлена монстроподобная кровать, на хитромудрых тросиках. Помните? Кровать в финале срывается в пропасть. Причём операторы комбинированных съёмок предупредили, что трюк с кроватью они могут сделать только один раз. На эту же гору загнали огромный операторский кран (чтобы снимать сверху), плюс две или три камеры с разных точек внизу. Вобщем всё должно было получится с первого раза, без дублей, поэтому работали со всем тщанием и прилежанием.

А мы продолжали... На диком холоде спиртное шло замечательно легко. Маша заняла, стратегически единственно верную, позицию: рядом с кроватью, но так, чтобы в кадр не попасть. Она исправно подносила, то мне треть стаканчика, то Гудже полный, и мы уничтожали спиртное с такой непоколебимой уверенностью в своей правоте, что никто не обращал на нас внимания и даже не поинтересовался, чем это мы тут занимаемся?. . Может сдуру решили, что чайком балуемся? Маша втихаря переливала водку в термос, а бутылки складировала под нашу с Гуджей кровать. А скорей всего народу было не до того, чтобы выяснять, ЧТО мы пьём. Все готовили кадр.

Мы лежали в кровати, под каким-то тонюсеньким одеялком. Гуджа после того, как мы прикончили вторую бутылку на троих (естественно – ему досталась львинная доля), откинул одеяло и обнажил свой могучий волосатый торс (к восторгу дамской части коллектива, кутающейся в зимние куртки). Мне тоже было уже не холодно. Я была в джинсах и накинутом на плечи и стянутом на груди махровом халате.

Начали выстраивать кадр.

- Люб, плечико обнажи, пожалуйста – попросил Мишка.

Я выпростала из-под халата руку, в которую бдительная Маша моментально вставила стаканчик с водкой. Что мне оставалось делать кроме как немедленно выпить? В этот момент у меня с плеч упал халат. Получилась натуральная обнажёнка. До пояса и всего на то мгновенье, что мне понадобилось, чтоб допить и накинуть халат обратно, но... В те целомудренные времена народу так мало было надо, чтобы слегка ошизеть. Все тут же дружно бросились «выстраивать кадр». Осветители кричали, что им надо выставить свет, и подходили поправить одеяло. Ассисиенты оператора замеряли фокус с разных точек, и подходили поправить одеяло, художник со своими асистентамими искали какую-то художественную правду и подходили по очереди... ну вы уже поняли, да?...
Когда, после некоторых колебаний, звукооператор тоже решился поправить на мне одеяло, у Мишки сдали нервы:

- Всё!!! – заорал он в мегафон – Немедленно все отошли на хрен!!! - После чего он сам поправил одеяло и сказал:
- Никто больше близко не подходит! Если кто тронет одеяло - убью!

А Маша, всё это время исправно наливала и мы продолжали пить... Потому что от мужской назойливости есть только два проверенных средства защиты – чувство юмора и спиртное. И то и другое делает происходящее менее нудным и более забавным. Благо на пронизывающем ветру опьянение не проявлялось. Да и как бы оно могло проявится, если мы уже лежали?..

Наступил долгожданный момент, когда все пришли в боевую готовность. Миша сказал : «Внимание...» и уже готов был произнести команду «Мотор!» , когда с небес (а точнее, с операторского крана) раздался голос: «Ёёёёё......!!!!!!!!!Откуда люди в кадре?!»
Далее пошла сплошная ненормативная лексика. Замёрз видать оператор, ему ж там наверху не наливали.
Все посмотрели в указанном сверху направлении.
По замыслу режисёра в кадр должна была попасть и петляющая внизу дорога. Увы! Вместо пустынного серпантина – мы увидели стоящие на обочине два огромных экскурсионных автобуса из которых валом валил народ. Всем хотелось посмотреть. То ли как кино снимают, то ли чем эта два морозоустойчивых актёра будут заниматься в кровати? А скорее чем они будут заниматься, когда начнут снимать кино?

Мишка схватился за мегафон и принялся умолять автобусы уехать.
Фиг! Народ с места не сдвинулся.
Мишка клялся, что ничего интересного здесь не будет!
Ага! Так ему и поверили!
Мишка умолял хотя бы отъехать на 300 метров – за границу кадра.
В ответ на его страстные мольбы внизу остановился третий автобус и оттуда тоже повалили заинтригованный народ.
Взяв для солидности, парочку представителей администрации, Мишка ринулся вниз самолично разгонять внушительного вида толпу.

- Миш, - проорала я ему вслед, не удержавшись от искуса поиздеваться – теперь ты понял, как надо собирать на съёмки массовку?!

- Дааа!!! – истерично проорал он в ответ в мегафон – теперь я понял, как ТЫ её собираешь!

После долгих споров, уговоров, дебатов пришли к консенсусу. Мишке и администраторам удалось оттеснить народ и автобусы за границу кадра. Я в очередной раз обнажила плечо, снизу от дороги раздалась команда : «Мотор!», застрекотали с трёх точек три камеры, после чего был приведён в действие суперсложный механизм, кровать весело ухнула с горы вниз (метров на 10 не больше) и съёмка была окончена.

Мы с Гуджей оделись и, с некоторым трудом, покинули наше брачное ложе. Директор картины, гордый и сияющий, как надраенный самовар, выставил перед нами бутылку водки. Если бы мы понадеялись на него и ждали, на этой холодине его подношение, то он бы уже сам пил эту водку. На наших поминках.
Я чувствовала, что мне хватит и от выпивки гордо отказалась . Гуджа из той же гордости отказаться не мог. Он выпил стакан и не очень твёрдой походкой направился к студийному автобусу . Здесь он несказанно всех удивил. Попасть в автобусные двери ему удалось лишь с третьего раза.

Отснятый материал в тот же день «улетел» в Москву на проявку. Через несколько дней пришёл ответ, что всё в порядке. Плёнка оказалась без брака, при проявке тоже ничего не запороли. Можно было сворачивать съёмочный период и начинать монтажно-тонировочный. Съёмочная группа вылетела в Москву.

А где-то через месяц мне позвонил из Москвы Мишка и обманчиво-ласковым голосом сообщил:

- Любаня, если бы ты была рядом, я бы тебя сейчас самолично удушил. И Гуджу тоже!

- Ну ладно, ладно – утихомирила я его. - Хотела бы я посмотреть кто это на нас с Гуджей?.. - И пользуясь тем, что находилась вне пределов досягаемости, уточнила – А в чём дело-то?

- В чём дело?! Вы мне такой кадр испортили, сволочи! Враги!

- Чегооо?!! – возмутилась я. – Как это испортили?

- Вы же бухали там всю дорогу!

- А кому это мешало и кто это видел?

- В том-то и дело, что никто! И во время съёмок – никто! И при монтаже – никто! А сегодня я смонтированный материал мастеру показывал и на большом экране все всё увидели!

- Да что всё? Перегар, что ли с экрана унюхали? – попыталась я иронизировать. – Или я в пьяной позе лежала?

- Какой на фиг позе? – с тоской пояснил Мишка. - Мы столько с этой долбаной кроватью, с этой механикой мучились, столько денег всадили в этот кадр, а когда всё сработало и кровать вниз на тросиках уехала, оказалось, что под ней на траве лежат три пустые бутылки из под водки! При чём из-под Московской! Красненькие этикетки на зелёной травке! Класс! Они же маленькие. Оператор с крана не заметил! На монтажном столе я не заметил, а на большом экране... Мне мой мастер так ехидно говорит - Миша, а что это у Вас, в Латинской Америке Московская водка, вдруг? Это что намёк? Мол, «рука Москвы?»
Я не знал куда от стыда деваться. Теперь резать всё придётся. А я-то идиот, ещё удивлялся, с чего это Гуджа после одного стакана в автобусные двери попасть с трёх раз не может!

Ну, что добавить? Я тихо положила трубку и последующие полгода, бывая в Москве, старалась Мишке на глаза не попадаться. Потому что - это был тот редкий случай, когда я оказалась очень не права.
Tags: "read more..."
Subscribe

  • Ничто человеческое...

    Часть вторая: В компании "приличных людей". Шурка уже стояла у входа, нервно встряхивая конским хвостом и теребя кокетливые локончики на висках.…

  • Ничто человеческое...

    Часть первая: О пользе лечебного голодания. Всё началось с того, что Люсин любимый воспользовался нашей доверчивостью. Он подсел на лечебное…

  • КАК Я СТАЛА ЭКСТРАСЕНСОМ.

    Раскрыть свои необычайные экстрасенсорные способности мне помогли два обстоятельства: моя неистребимая лень и бардак, вызванный в 80-е годы в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 77 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Ничто человеческое...

    Часть вторая: В компании "приличных людей". Шурка уже стояла у входа, нервно встряхивая конским хвостом и теребя кокетливые локончики на висках.…

  • Ничто человеческое...

    Часть первая: О пользе лечебного голодания. Всё началось с того, что Люсин любимый воспользовался нашей доверчивостью. Он подсел на лечебное…

  • КАК Я СТАЛА ЭКСТРАСЕНСОМ.

    Раскрыть свои необычайные экстрасенсорные способности мне помогли два обстоятельства: моя неистребимая лень и бардак, вызванный в 80-е годы в…